Обмен учебными материалами


Лёгкое и незаметное вступление, смешанное 19 страница



- Кажется Фредегар… - отзывается Король, подыгрывая своему мудрому советнику, заметив рыжий хохолок сына, мелькнувший уже совсем близко с их местонахождением. – Но, ты сам помнишь, что он ушёл в отставку ещё три года назад и живёт сейчас где-то в зарослях Четвёртого континента…

- Мне не интересно, кто и куда ушёл на пенсию!!! – взрывается Мразел, который, как вы догадались, обладает весьма невеликим количеством терпения – что, если читателю интересно будет знать, решительно попрекается Большой Книгой на 567 странице, в третьем абзаце сверху. – Мне просто нужна точная формулировка этого протокола, чтобы потом не было ни у кого вопросов!

Однако как бы Мразел не бушевал, Миро и Король остаются к его нервным припадкам совершенно равнодушно. Они прожили уже достаточно лет, чтобы не обращать внимания на нетерпеливые крики скорой на руку молодёжи. Тем более, когда речь идёт о таком «чрезвычайно легковозбудимом типе» как Мразел.

Пока старшие успешно отвлекают всех зрителей этой превесёлой комедии – как Мразла с мародёрами, так и всех собравшихся перед площадью минипутов, Барахлюш и компания незамеченными пробираются к клеткам с пленниками. Принц делает недвусмысленный знак рукой Арману и Арчибальду, чтобы они не вмешивались. Мальчик крайне сомневается, что они могут постоять за себя, так что если они ввяжутся в это дело и будут рассекречены, то жизнь их оборвётся очень невесело, даже, прямо скажем, грустно. Похоже, отец Артура и дедулечка не намерены противиться – они поспешно отступают на два шага назад, присоединившись к толпе, что разумно сторонилась клеток, не желая натолкнуться на какого-нибудь особо агрессивного охранника. Однако, как уже было сказано выше, все отвлечены более интересными вещами, поэтому пока опасаться Мракосу и Барахлюшу нечего.

- А кто же тогда составлял этот протокол? – словно ни в чём ни бывало продолжает растягивать слова Миро, как если бы у него с Королём состоялся самый обыкновенная состоятельная, неспешная беседа.

- Любой протокол составляешь ты, мой добрый Миро, - в тон ему отвечает добрый Миним, с улыбкой наблюдая, как нервно дышит Мразел. Кажется, что сейчас из его ноздрей пойдёт дым, как из трубы старой баржи-лесовоза.

- Да-а??? – широко раскрывая свои маленькие близорукие глаза, восклицает старый крот с таким изумлением, что кто-то в толпе минипутов не выдерживает-таки и начинает тихонько покатываться со смеху. – Надо же, старость не радость! – негодующе качает головой мудрый королевский советник, от чего некоторые мародёры поспешно откашливаются, чтобы скрыть подступающий смех. – Подумать только…сколько законов я составил… - он тихо вздыхает, погружаясь в прошлое. – Спасибо, что напомнили, Ваше Величество.

- Всегда к твоим услугам, друг, - добродушно говорит Король, срочно напуская на себя серьёзный вид. Иначе он сейчас не выдержит и начнёт сотрясаться в беззвучном хохоте.

- Ну?! – срываясь на тон выше, поторапливает неспешных старцев Мразел, сложив руки на груди и быстро тарабаня длинными, уродливыми пальцами по сгибу правого локтя.

Трое охранников, что только что тихонько пересмеивались меж собой, наблюдая, как их вредного Хозяина выводят из себя, падают без чувств, мастерски бесшумно и незаметно оглушённые Мракосом с помощью какого-то довольно увесистого предмета. Поскольку мы имеем дело с профессионалом, то можем не волноваться о дальнейшем здоровье этих двоих. Бывший мрачный принц рассчитал силы ровно на столько, чтобы эти трое только потеряли сознание, ничего больше. Правда, есть побочное свойство у этого дела – к примеру, сотрясение мозга, - но, надеюсь, никто не станет обвинять Мракоса в халатности. Никто не замечает горку тел, валяющуюся рядом с клетками – так как их собственно и загораживает сама клетка от любопытных взоров.

Загрузка...

- Сейчас, сейчас, - продолжает сажать Мразла на бобы Миро, явно не волнуясь, что этот громила вполне способен выйти из себя окончательно и уж тогда несчастному престарелому кроту крупно не поздоровиться. – Как же там начиналось?.. – не намереваясь прекращать увиливать от прямого ответа, в задумчивости бормочет престарелый крот, театрально прикрыв лапкой глаза и скосив взгляд за спину, где происходит небольшое, еле заметное для копошение. – Ах да! – радостно восклицает мудрый королевский советник, приметив, что чуткое к посторонним звукам ухо Мразла улавливает странное шевеление позади клеток с пленными, и наш злодей сразу же отвлекается от таких незначительных вещей, как бормотание и сопение – теперь он весь во внимании и готов слушать только Миро. Такая заинтересованность могла бы польстить любому рассказчику, но в данном случае крот не собирается обольщаться и мигом выложить все тонкости закона, которым так интересуется его «собеседник». Как сказано в Большой Книге на странице пятьсот восемьдесят второй, «чем больше труда мы прилагаем, тем дороже становится результат». – Итак… принцесса может выйти замуж повторно только если… Но вообще-то мне нужны вещественные аргументы, что бы начать цитировать подобные вещи. Вы мне докажите, что вам это собственно нужно, а то излишнее напряжение в моём возрасте способствует…

Однако Миро не приходиться завершить нотацию. Даже Мразлу становится ясно, что над ним издеваются, и он, сами понимаете, не намерен мириться с таким положением вещей. Это видно по его выражению лица и по искривлённой яростью физиономии, и крот поспешно реабилитируется, уяснив для себя, что продолжать далее дразнить разъярённого врага – очень нездоровое занятие.

- Но вообще-то закон этот прост и, на мой взгляд, абсолютно не нужен – слишком много факторов должно совпасть, чтобы повторная свадьба была осуществлена, - невозмутимо отвечает на немую ярость Мразла королевский советник, деловито сложив руки за спиной, чувствуя себя так же прекрасно, как лектор на уроке. Как уже говорилось выше, возможные последствия необузданного бешенства этого юнца как таковые всего повидавшего крота не пугают, и смерти он не страшится. Другое дело, что эти самые последствия могут пагубно повлиять на других, менее готовых к ним минипутов, так что злоупотреблять и без того небольшим запасом терпения Мразла – затея не самая подходящая и по масштабу разрушения вполне сопоставима со свиньёй, запущенной в огромный огород – то есть огромные потери неизбежны.

- Тем не менее, он всё же есть, - цедит злодей, угрожающе приближаясь к Миро, нисколько не смутившемуся прозвучавшему в этом голосе нетерпению.

Барахлюш приветственно машет несколько опешившему заключенному, клетка которого находится ближе всего к разыгравшейся насильственной сцене. Несколько испуганный минипут только открывает рот, чтобы уточнить намерения принца Барахлюша и рыцаря Первого континента Мракоса, но наш рыженький чертёнок Бюш уже умелым движением извлекает из-за пояса свой знаменитый перочинный ножик, и член совета поспешно отступает к противоположенной грани типичной клетки в виде пирамиды. Всем минипутам известно, что хоть Барахлюш и пользуется этой полезной штучкой довольно долго, перепутать нужную кнопку с какой-нибудь абсолютно левой он всё ещё способен, соответственно осторожность излишней никак не будет. Барахлюш с легкостью обнаруживает замок, похожий на амбарный, конечно, если бы минипуты знали о таком замке вообще. Этот замок, скрепляющий нижнюю и боковую стороны клетки, открывается только благодаря специальному магниту, так что использовать прилагающуюся к ножику отмычку Барахлюш, к сожалению, не сможет. Так что придётся элементарно взломать клетку. Несколько приглядевшись, молодой принц убеждается, что сделать это будет нетрудно: замок выглядит довольно хрупким, учитывая сколько подходящих приспособлений для сгибания легко гнущихся металлов находится в перочинном ножичке Бюша. К тому же, чтобы открыть дверь достаточно только замка – дверца клетки как бы откидывается наверх, присоединяясь к самой клетке только в вершине.

Мальчик нажимает на кнопку.

- Будильник прозвенит через ноль часов тридцать минут десять секунд, - невозмутимо откликается громкий голос диктора из маленького ножичка, и Барахлюш, очевидно не ожидающий такого, в страхе прижимает уши к голове так, что они почти качаются волос под ними. – Хотите изменить параметры? – бодро продолжает выполнять свою функцию голос, вежливый, как кость с голодной собакой.

Барахлюш быстро нажимает какие-то три кнопочки, и ножичек затихает. Мракос быстро оглядывается. Вроде бы их не заметили – все отвлечены разговором между старым кротом и Мразлом. Бывший мрачный принц осуждающе смотрит на друга, покачав головой. Несколько оправившийся от неожиданности Бюш лишь беззаботно пожимает плечами. Подумаешь, раз на раз не приходится – в следующий раз точно повезёт. С этими мыслями он нажимает на другую кнопку. Из ножичка выскакивает чей-то портрет… Барахлюш в панике жмёт на ещё одну кнопку, и картинка мгновенно исчезает, так что Мракос даже не успевает разглядеть, кто там был изображён, хотя, будучи близким другом Барахлюшу, догадывается. Принц нажимает на новую кнопку – из ножика, чуть не заехав Барахлюшу по челюсти, вылетает точно вверх пружина с перчаткой, похожей на боксёрскую. Придаваясь размышлениям, зачем в его ножике такое глупое приспособление, принц убирает перчатку назад. Мракос, сообразив что к чему, позволяет себе легонько прислониться к близ находящейся клетке – похоже, общение Барахлюша с ножиком обещает быть долгим и захватывающим.

- Для начала, как вы понимаете, бывший супруг должен скончаться, - начинает продвигаться ближе к желаемой Мразлом цели Миро, решив присесть на пол клетки – ему кажется, он ещё успеет отдохнуть, прежде чем закончит разговор.

- Так…- ободряюще говорит рыбообразный злодей, поняв, что страхом этого выжившего из ума старика не возьмёшь. – Это мне понятно. Дальше что?

- Не спешите так, - с укором возражает достопочтенный крот, сложив лапки на коленях. Хорошо, что Мразлу невдомёк, что этот жест у Миро используется только в тех случаях, когда крот приступает к рассказу, который обещает надолго затянуться. – Мои мысли не поспевают за вами.

Мразел набирает побольше воздуха в лёгкие и замолкает, сообразив, что подгонять этого старого пня, так же бесполезно и глупо, как переводить стрелки на часах, в надежде, что ты передвигаешь таким образом время.

- Итак… Он должен быть без сомнений скоропостижен…- медленно, растягивая каждую букву, словно бы смакуя слова, говорит Миро, в тайне молясь за здоровье своего молодого господина. Мальчонка слишком хорош, чтобы заменой ему служил этот негодяй. Подобные мысли попросту оскорбляют разум старика, хотя пока открыто возмущаться он не станет – чего взять с этого неотёсанного болвана, так нагло заявившем о свадьбе с уже замужней девушкой? – Но если такое несчастье приключилось, то ничего не поделаешь… Однако у нас очень серьёзно относятся к повторной свадьбе. Я бы даже сказал категорически отрицательно относятся. Поэтому советом были выдвинуты определённые требования, затрудняющие повторные бракосочетания или делающие их единственным разумным выходом в сложившейся ситуации. Мы, минипуты, свято верим в жизнь после смерти и знаем, что возлюбленные должны соединиться на небесах и жить впоследствии вместе в течение вечности. Представьте же, в какое положение попадёт человек, если у него будет двое спутников жизни вместо одного! Так что совет всячески отрезал возможности повторного бракосочетание у кого бы то ни было, тем более, у лиц королевского происхождения.

Медленный кивок Мразла подтверждает подозрения Миро – этот оболтус ни слова не понял из произнесённой глубокомысленной речи старого крота. Однако тот догадался, что сейчас речь, наконец, пойдёт по существу, поэтому не решается снова прерывать монолог мудрого королевского советника.

«Это определённо он и есть!» - с отчаянием думает Барахлюш, имея в виду складной пресс для изменения формы мягких металлов, нажимая на очередную кнопку, и из его перочинного ножечка выкатывается несколько шариков, в которых Бюш мгновенно признаёт петарды собственного приготовления и срочно прячет их в карман. Мракос устало вздыхает, а наблюдающий этот цирк минипут в клетке не выдерживает и закатывает глаза. Когда же его спасут, в конце-то концов?!

- Первым делом, членам совета следует удостовериться, не против ли сама невеста выйти замуж вторично, - при этом крот выразительно кидает взгляд на Мразла, однако тот лишь пренебрежительно передёргивает плечами – по его мнению, справиться с этой задачей будет легче, чем пересчитать пальцы на ногах. Кстати, сколько их у него?.. Но крот не даёт Мразлу всерьёз задуматься над этой загадкой небытия. - Но и со смертью бывшего мужа дело обстоит не так просто, как вам того хотелось бы, - с лёгким нажимом заявляет Миро. – Для начала следует заметить, что совет должен провести расследование, не замешан ли в смерти первого мужа второй жених.

На это Мразлу опять-таки ответить ничего весомого нечего – начнём с того, что он практически убеждён, что Артур жив и здоров и сейчас размышляет, как бы остановить исполнение его – Мразла – великих планов. Так что он не выполняет даже условия первого пункта, не то что двух других. Однако нужно быть очень наивным, чтобы подумать, будто на этом список факторов кончается. Как сказал Миро, совет тщательно пересматривал все возможные варианты, дабы сделать повторный брак делом безнадёжным…

- Но этого мало, - не сдержавшись, злорадно восклицает крот, сверкнув взором своих маленьких, но мудрых и проницательных глаз. – Для осуществления второго брака у обоих партнёров не должно иметься ни одного наследника…

- Ну хоть с этим всё в порядке! – перебивает достопочтенного крота наш никудышный женишок, вздохнув с облегчением, обнадёживая себя тем, что хоть в один пункт он вписывается. Ему вдруг показалось и это достижением.

- …в том числе братьев, которые могли бы перенять трон и всё ему причитающиеся, - заканчивает достопочтенный крот, вежливо сделавший вид, будто его вовсе не перебивали самым наглым образом.

Барахлюш, хотя он и был чрезвычайно занят поисками подходящей кнопки, тем не менее, ещё не потерял способность анализировать происходящее. Впрочем, после небольшой паузы он снова ищет кнопку. Внезапно до него снисходит озарение – и он победоносно жмёт на одну из многочисленных кнопок, и к радости собравшихся (то бишь Мракоса, несчастного пленника и самого Барахлюша) из ножика выскакивают тиски. Это не совсем то, что он ожидал, но это, во всяком случае, гораздо лучше, чем огнемёт – не хватало ещё, чтобы он спалил тех, кого пытается спасти.

- А…что, такие имеются? – с некоторым недовольством говорит Мразел, и Бюш коротко морщится, стискивая замок. Нет, ну каково, а?! «Меня опять не берут в расчёт! – мысленно бьётся головой об стенку принц, горя праведным гневом. – Миро, только не…»

- Да не помню… - невозмутимо отвечает Миро, окончательно добивая этим несчастного Барахлюша, после чего старый крот как ни в чём не бывало спрашивает у короля, втайне покатываясь со смеху. – Ваше Величество, напомните, пожалуйста, а у вас дети есть?

- Простите, не могу понять, о чём идёт разговор, - очень серьёзно отвечает Миним, смиренно сложив руки, испещрённые старческими морщинками, в глубине души гладя по головке своих деток. Один из них как раз нуждался сейчас в такой поддержке.

Барахлюш, в общем-то, понимает, что все эти слова – это лишь часть сценария, но его семейные чувства, мягко говоря, задеты. Но сейчас не время размазывать эмоции по стенке, и принц это чудесно понимает. Поэтому мальчик, не медля больше ни секунды, стискивает замок в тончайшую лепёшку и уже при помощи рук безо всякого труда срывает обезображенный металл с клетки. Что ж, это наконец свершилось! Заключённый теперь не имеет каких-либо препятствий для выхода наружу – к долгожданной свободе. И он немедленно пользуется новыми перспективами своего положение, а именно выскальзывает из клетки, предварительно горячо пожав руку Барахлюшу, благодарно взглянув на Мракоса и произнеся одними губами «спасибо». После чего он словно бы испаряется, но наши друзья не удосуживаются даже проводить его взглядом – у них и без этого дел – на барже не утянуть. Принц решительно машет часто моргающему советнику, с усмешкой наблюдающему до этого творящееся на площади, и вновь на одну из многочисленных кнопок в своём чудо-ножике.

- К тому же, второй муж должен при свидетелях произнести присягу, что он обязуется взять на себя ответственность за жену, за её хозяйство и прилежно выполнять все обязанности примерного семьянина и заботливого мужа, - говорит Миро, с ехидной усмешкой наблюдая, как Мразел постепенно теряет способность владеть собственным лицом. – Вы можете пообещать это прямо сейчас? К слову сказать, предъявите, пожалуйста, доказательства того, что Артур умер (если он и впрямь скончался) не с вашей помощью.

Мразел молчит, все на площади тоже молчат, яростно зажимая рот. Всем совершенно ясно, что мудрый крот только что безжалостно разбил из захватчика в пух и прах, и даже беззлобные минипуты не могут не ликовать, глядя на сконфуженную физиономию этого рыбоголового.

- Кстати…- медленно произносит неудавшийся гений злодейства и подлости Мразел, медленно выходя из ступора, - а что на счёт лишних претендентов на престол?

- Сначала со мной разберись со мной, мой торопливый женишок, - раздаётся вдруг звонкий бойкий голосок.

Вся площадь радостно выдыхает при виде их принцессы (а голосок, несомненно, принадлежит именно ей), что, гордо выпрямив шею, величественным шагом приближается в сопровождении двух мародёров по обе стороны от неё. Губы её источают язвительную усмешку, которую можно было бы назвать наглой, не смотрись она столь очаровательно на лице Селении. Лучистые карие глаза девушки насмешливо наблюдают растерянность и полный разгром, написанные у Мразла на физиономии, и её лисья улыбка делается попросту чарующей.

- Если ты не сможешь победить меня, то моего братца тебе точно не завалить, дубина, - нежно щебечет Селения, продолжая источать чарующе ядовитую улыбку. Кажется, что она сейчас проделает дырку в Мразле своим уничтожающим взглядом.

Второй замок застывает у Барахлюша в руках. Ему только что послышалось или то, что только что произошло – наяву? Его сестрица только что прилюдно призналась, что он сильнее её?! Не веря ушам, мальчик машинально нащупывает правую руку и больно щипает себя за предплечье. Случается то, чего он ожидал меньше всего – боль ощущается, при чём ещё как! Не ожидавший ответной болезненной реакции принц тихонько ойкает и поспешно потирает ноющее от щипка место. Так…это всё происходит не во сне… Тогда может он неправильно расслышал?..

- Бюш, не спи, замерзнешь, - коротко советует Мракос, настороженно оглядываясь. Теперь их компанию клетки прикрывают не так плотно, и, если хоть один мародёр отвлечётся лишним движением в их стороне, то им придётся по-настоящему туго.

Юный принц отчаянно трясёт головой, как бы отгоняя лишние мысли, и вновь принимается за сплющенный в лепёшку замок. Тот отрывается без труда, и радостный минипут выскакивает из-за решётки, принявшись самозабвенно трясти руку Барахлюша в приступе благодарности, говоря одними губами: «Спасибо, благодетель!». Мальчик поспешно освобождает ладонь, выдавив из себя улыбку типа «не за что», и бывший пленник немедленно ретируется, удовлетворённый обменом любезностями. Мракос провожает того глазами и остаётся довольным манёврами обычно неловкого минипута, которому удаётся практически бесшумно проскользнуть мимо развесивших уши мародёров, явно чувствовавших такой же азарт, как дети на очень интересном спектакле, с нетерпением предвкушающих дальнейшее развитие сюжета.

Завидев шагающую к нему принцессу, целеустремлённую и величественную как всегда, Мразел теряется было окончательно, однако тут же вспоминает, что данным парадом должен руководить не кто-нибудь, а он. Значит ему нужно немедленно взять себя в руки и начать серьёзно действовать! И вообще, он что забыл, что ему необходимо срочно выиграть в поединке с этой девчонкой, так что хорош развозить сопли по стенке! Он думал, что получится уладить некоторые формальности, но если не получается, значит не судьба следовать этому глупому закону. В конце концов, никто не просил его следовать ему. Раз он завоеватель, то вполне может нарушать всякие там протоколы ровно столько, сколько ему вздумается. Поэтому он позволяет себе расслабиться и даже ухмыльнуться ядовито, подстать Селении, за тем небольшим исключением, что если улыбку принцессы можно сравнить с ясным солнышком, нежным бутоном первого цветка после трёх месяцев белоснежной зимы, то улыбку Мразла, если кому-то и приходило в голову кому-то сравнивать с чем-либо, то первое, что пришло бы тому в голову, это перспектива таскать в гору неподъёмные мешки с мусором в тёплый солнечный денек, причём ведь день напролёт. Ну, или что-нибудь подобное.

- А может, ты всё же передумаешь? – любезно спрашивает на всякий случай Мразел, оскалив гадкие длинные клычки.

Селения насмешливо фыркает.

- Любишь же ты бесполезные вопросы, - пренебрежительно вздыхает девочка, подойдя к своему сопернику и навязчивому ухажёру по совместительству.

Ухмылка Мразла делается ещё шире. Он естественно ожидал ответа в этом роде, но попытка не пытка, верно?

- Видите ли, дорогие мои друзья, - мягко восклицает принцесса, обращаясь теперь к подданным и заодно к мародёрам. – Этот смельчак решился принять мой вызов на дуэль.

По толпе проносится успокоенный вздох. Все уже готовы расходиться по домам – минипуты достаточно навидались от своей принцессы, чтобы быть абсолютно убеждёнными, будто девушка способна разобраться даже с таким здоровяком, как этот шкаф.

- Что ж…раз ты такая самоуверенная, держи своё оружие, - злорадно говорит Мразел и с этими словами вытаскивает откуда из одной из своих многочисленных щелей своих доспехах тоненький деревянный брусок, на подобии тех, на которых когда-то сражались Артур и принцесса, выясняя отношения, и кидает его девушке. Селения бессознательно ловит его и, ещё не сообразив, что случилось, смотрит, как Мразел вновь погружает свою крючковатую конечность в пучины своего боевого снаряжения, но на этот раз для того, чтобы достать оружие для себя. К ужасу всех присутствующих негодяй достаёт толстую хитиновую трость длинной с принцессу, нажимает на кнопку, и, с помощью каких-то скрытых в этой палке механизмов, на всеобщее обозрение выставляется крупная и увесистая кувалда.

Мракос, внимательно наблюдавший эту сцену от начала до конца, хмыкает со значением, какое может быть только у истинного знатока:

- У него прекрасная модель, - в голосе его слышится зависть. Он пока ещё не догадался сопоставить силы Селении и Мразла, чтобы понять, следует ли волноваться за принцессу. – Лучше моей, по крайней мере… - он вздыхает и говорит Барахлюшу, пыхтящему над другим замком. – А ведь эта штука жутко дорогая, и достать её сложно…зато эффективная какая…

И наша героиня вынуждена в полной мере осознать это в следующее мгновение, когда на голову её без всякого предупреждения обрушивается первый удар. То есть, он обрушился бы, если бы не врожденная потрясающая реакция Селении. Рубящий удар не задел принцессы, лишь просвистев в воздухе и тяжело уткнувшись в землю, оставив там глубокую вмятину. Однако, если у Мразла, как вы понимаете, без всякого успеха, то это не означает, что у принцесса не смогла скоординироваться так, чтобы создать отступлением контратаку. Выполнив кувырок через голову, она задевает палкой лицо Мразла, и раздаётся хлёсткий звук. Мародёры вздрагивают, и некоторые из них поднимают руки к лицу, чтобы потереть его, однако тут же вспоминают о службе и резко возвращаются в обратное положение. А вид у Мразла делается и впрямь жалкий, ибо теперь поперёк его прелестной физиономии зияет небольшое углубление, мгновенно покрасневшее – точнее почерневшее, ибо кожа Мразла сама по себе была тёмно-серой, и красной по определению стать не смогла бы. Закусив нижнюю губу до крови, взвинчивая себя тем самым ещё больше, злодей взвывает.

- Ах ты мелкая!.. – он не закачивает очевидно довольно грубую фразу, которая, скорей всего, очень нелестно бы отзывалась бы о принцессе, и пытается вновь рубануть по девочке, оказавшейся сбоку от него.

Впрочем, не такова Селения, чтобы давать фору врагу, да ещё в начале боя! Ловкая и юркая девушка проскакивает под лезвием ударить при этом неприятеля по руке. По площади проносится радостный крик толпы, к которой робко присоединяются мародёры, возобладавшие внезапно мизерной надеждой в долгожданное освобождение от этого злостного садиста. Но силы удара, к сожалению, не достаточно, чтобы Мразел выпустил бы меч из ослабевшей на мгновение конечности. На этом инициатива принцессы, к ещё большему сожалению окружающих, исчерпана. Бой перешёл на равные, если, конечно, можно назвать так бой, в котором один из противников имеет в сотни раз больше преимуществ, нежели другой. Мразел кидается в бой, рубанув по воздуху в котором недавно находилась Селения. И не нужно думать, будто все эти манёвры ничего не стоят бедной девочке. Всё, что она делала было достаточно тяжело и страшно. Любое маленькое неверное движение, и она так может лишиться половины ноги. Тем более, враг тут же наносит следующий удар, и девушка делает ещё одно сложное движение, в который раз увернувшись от вечно настигающего её тяжелого оружие. Кувалда снова пролетает мимо и вонзается в ни в чём не повинную землю, оставив в ней ещё одну вмятину. Огромная рука Мразла поднимает эту махину с прилипшими к ней кусками земли, которые тот час начинают осыпаться на принцессу, норовя попасть той в глаза. Но принцесса и тут не теряет бдительность, вовремя прикрыв ладонями глаза и успешно сделав три кувырка назад, решив хоть на какое-то время удалиться от соперника.

Глупо думать, что Мразлу легче, чем его противнице. Для него это вёрткая особа представляется самой настоящей занозой в заднице. Что уж говорить о её контратаке, последовавшей после земляной россыпи. Стоит нашему злодею понестись с воплями на неё, как девушка тут же проскакивает у него под ногами, хлестанув последнего по плохо защищённой внутренней части бёдер. Это не фатально, конечно, но, читатель и без яростного автора-Кепа поймёт, что это очень больно.

Наконец, новоиспечённый женишок практически добирается до своей заветной цели – следующим обрушившимся на Селению ударом девочке срезает несколько огненно-рыжих волосинок острыми лезвиями-шипами на булаве. «Ещё одна такая подобная ошибка, милая моя, и не сносить тебе головы!» - восклицает про себя девушка, мысленно заставляя себя собраться. Почувствовав скорую победу, Мразел поспешно убирает одним нажатием кнопки тяжёлое оружие, которое уже начало порядком натирать ему руку, и на ходу вытаскивает из-за спины меч со сложным увесистым лезвием с мелкими зубчиками. Решив застать противника врасплох во время смены оружия, принцесса смело подскакивает к врагу и наносит мощный удар палкой по бедрам Мразла – на этот раз по внешней их части – но, как оказывается, здесь имеют место достаточно крепкая броня, которая глухо ответила эту на попытку принцессы победить. Потерявшаяся на мгновение девушка еле успевает снова увернуться от настигающего её оружия, двигающегося на этот раз гораздо быстрее. На этот раз достаётся не столько принцессе, сколько её наряду – от него отлетает маленький лоскуток. Не обращая внимания на эти скромные потери, принцесса решительно хлестает Мразла малкой по спине, однако и тут её ожидает глухой стук.

- Теряешь былую хватку, принцесса! – предвкушая скорую победу, гогочет негодяй, оскалив острые зубы-клыки.

И тут происходит то, от чего вся толпа, собравшаяся на площади в негодовании кричит. Мразел, решив довести Селению до полного отчаяния, обрубает единственное оружие – то есть тонкий деревянный брусок. Это тем более неаккуратно, что срез выполнен под острым углом, превратив деревяшку, бывшей бесполезной, в опасный для здоровья штык, которые будучи использованный в умелых руках, может оказаться достаточно серьёзным оружием. Но рыбоголовый достаточно легкомыслен, чтобы не обращать внимания на подобные мелочи и, воспользовавшись шоком девушки, запрыгнул ей за спину, схватив левой рукой за шею и приставив к горлу острое лезвие сплошь в маленьких зубцах.

- Так может будет яснее? – ядовито осведомляется Мразел, плотоядно облизнувшись. – Сопротивление бесполезно, жёнушка. – Он довольно хмыкает, когда из горла принцессы вырывается полузадушенный хрип. – Как же мне наказать тебя? – продолжает он, медленно водя зубчиками по нежной коже шеи принцессы, чуть ли не вплотную прижимая к ней лезвие своего жуткого клинка. – Может лишить тебя последнего здорового уха? Всё равно у тебя скоро и этого не будет. Я, можно сказать…

Но принцесса не собирается дослушивать рассуждения своего врага. Вспомнив, что самые неприкрытые места в доспехах находятся в сочленениях, она резко, с размаху вонзает свой судьбой полученный кол в колено Мразла. Её враг взвывает от боли, машинально опустив руку, и Селения ловко высвобождается из плена, шустро отскочив подальше. Однако колено – отнюдь не Ахиллесова пята Мразла, так что кроме новой боли ему действия девушки особого урона нанести не смогли. А вот красная завеса ярости перед глазами стала гуще.

- Умри, тварь! – совсем потеряв голову, орёт злодей. На этот крик все, кто только был на площади, с ужасом ждут дальнейших событий. Приноровившийся к взлому замков на клетках пленников Барахлюш резко отрывается от пятнадцатого замка и замирает, молясь за сестру. Он знает, что она всегда была эгоисткой, пользовалась чувствами других, но она всегда любила свой народ и свою страну, любила справедливость…и несмотря на постоянную рискованность приключений, которые так жаждала его сестрица, она очень любила и хотела жить. И ещё она мечтала о чисто женском счастье. Селения никогда не признавалась в этом никому, но Бюш понимал это по её влюблённым глазам, устремленным на Артура, по её непрекращаемым разговорам ещё за неделю до его прихода, по её улыбке, становившейся немного робкой и кроткой, когда она прижималась к нему в каком-нибудь тихом уголке. Барахлюш много следил за ней, чтобы узнать о ней предостаточно такого, что она тщательно скрывает в себе, чтобы желать ей счастья. К тому же…он всё-таки ей брат. Он…он…л…л… ЛАДНО! ОН ЕЁ ЛЮБИТ! Не в силах поверить в только что совершенное им признание, принц откидывает все размышления прочь и просто смотрит за поединком, внутренне содрогаясь от собственных мыслей.


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная